Ирина Орлова: Для «Барнео-2016» нашли подходящую льдину

Интервью одним из организаторов и основателей ледовой базы Барнео Ириной Орловой.


Ирина Валентиновна, 18 марта два вертолёта вылетели на поиски льдины, подходящей для обустройства лагеря «Барнео». Нашлась ли подходящая льдина?


Я только что разговаривала с руководителем вертолётной группы Евгением Бакаловым, который рассказал, что они готовят сброс на новую льдину. Точные координаты я назвать не могу — не знаю пока. Скажу только, что это 70 км удаления от полюса.


А каким требованиям должна отвечать льдина, чтобы на ней можно было построить лагерь?


Лагерь — это прежде всего взлётно-посадочная полоса. Её длина — 1200 м, ширина — не менее 40 м. Рядом с ней разбивают лагерь. Таким образом, льдина должна быть не менее 2 км в длину. В прошлом году мы нашли очень хорошую льдину, приблизительно 5 на 3 км.


Как доставляется оборудование для строительства?


Когда находят подходящую льдину, то из Мурманска вылетает ИЛ-76 и десантирует туда два трактора. Они раскатывают взлётно-посадочную полосу, куда приземлится АН-74 с оборудованием — это технический рейс, на нём прилетает сотрудник, принимающий полосу. После этого команда экспедиционного центра начинает строить лагерь. Часть материалов для лагеря десантируют, часть привозят следующими рейсами.


Когда планируется открыть «Барнео-2016»?


Всё зависит от состояния льдины. Если там много торосов, снега, то придётся долго трудиться трактором, и не только — пешнями и руками. Если всё хорошо, то один-два дня.


А когда туда прибудут учёные?


Сразу, когда откроется полоса. Сначала проверяющий примет полосу аэродрома «Барнео», потом туда полетят учёные и туристы.


Ирина Валентиновна, а в скольких экспедициях участвовали вы лично?


Я уже 15-й сезон езжу в «Барнео». Мы с мужем, Орловым Александром Валентиновичем, стояли у истоков и до сих пор этим занимаемся. Я не провожу целый месяц там, я прилетаю первым техническим рейсом, а потом команда начинает строить лагерь. Собственно, я не самый нужный в этом смысле человек — вместо меня крутить гайки там будут здоровые парни, которые прекрасно знают это дело.


Скажите, за все эти годы сильно изменился лагерь? С развитием технологий?


Могу точно сказать, что да. Лёд стал меньше, найти льдину труднее, но разбить лагерь — проще: появились новые палатки, их можно собрать и вдвоём. Да, мороз и сильный ветер усложняют работу. Первые палатки трескались и лопались на морозе. К 15-му сезону мы пришли подготовленными. У нас своя инженерная группа работает над совершенствованием лагеря.


Расскажите, пожалуйста, о ваших разработках.


Появились новые материалы для палаток и утеплители, а также экономичные тепловые пушки. Это мой женский взгляд на это, хотя я не инженер, могу всего не вспомнить. Важно, что эту технику легко обслуживать. Сейчас мы можем регулировать температуру в палатках: если хочется — установить +15, а можно и +25 градусов. Вполне здорово и комфортно.


Ещё бы, почти как дома.


Ну да, тесновато только. Но в тесноте, да не в обиде.


Какие планы у экспедиции в этом году?


Как обычно, у нас работает наука. В этом году главный научный сотрудник Института океанологии РАН Игорь Мельников поедет туда со своей уникальной программой — такого ещё не делали. Ранее учёные проводили измерения на льдине в той точке, где она находится в дрейфе. А Мельников планирует делать исследования каждый день в одной и той же точке Северного полюса, то есть он будет добираться туда каждый день со своей командой.


И, как обычно, приедут туристы и лыжники, пройдёт международный ежегодный марафон. И у военных своя программа.


Расскажите о марафоне.


Это 14-й или 15-й марафон. Каждый год англичанин Ричард Донован набирает команду, которая в окрестностях «Барнео» разбивает дистанцию 41 км, и бегают. Причём отмечают и самого первого, поздравляют с победой, и последнего — за волю к победе. Это занимает от 4 до 16 часов.


Про таких говорят: «Спасибо, что живой!»


У нас там жизнь кипит, поэтому месяца бывает маловато.

www.arctic.ru


Добавлено 27 марта 2016
Share