Репортаж с 86-го градуса

Завершение экспедиции «Северный полюс-2015»


Лето, начало августа. Мы отправляемся из Мурманска на север, на самый-самый север, точнее – в район Северного полюса, на 86 градус. Мы – это члены экспедиционного центра РГО, экипаж лётчиков МЧС и журналисты. Члены ЭЦ в Арктике уже бывали не по одному разу, большая часть журналистов – нет. Не заходил в такие широты и ледокол «Капитан Драницын», который на две недели станет нашим домом.

 

Итак, мы плывём (хотя нет - не «плывём», а на морском сленге «идём») в высокие широты Арктики, чтобы снять с дрейфующей льдины научную экспедицию «Северный полюс-2015». 17 человек (учёные и технический состав) в течение четырёх месяцев работали в районе Северного полюса. Теперь пришла пора возвращаться на Большую землю.

 

Уходили из Мурманска – было солнечно. Когда вышли в Баренцево море, немного заштормило, опустился туман, похолодало до +4 градусов. Вот так – идём из лета в зиму. Журналисты, из тех, кто впервые в Арктике, нетерпеливо ждут на палубе, когда появится первый лёд. Но пока кругом открытая вода, скорость наша довольно приличная – около 20 узлов.

 

На борту ледокола несёт круглосуточную вахту отряд метеообеспечения ААНИИ. Начальник этого отряда Сергей Фролов получает с материка спутниковую картинку в разных спектрах, сопоставляет её с данными, полученными с развёрнутого на ледоколе оборудования, и выдаёт капитану и руководителю ЭЦ оптимальный маршрут среди будущих льдов. Он предлагает отказаться от прямого пути, на котором нас может ожидать полутораметровый крепкий лёд, в пользу небольшого крюка среди разреженной ледовой «каши». Путь получится длиннее, но быстрее.

 

Жизнь на ледоколе вполне комфортна, но однообразна. Кормят нас в соответствии с морскими правилами 4 раза в сутки. Говорят, из-за морской болезни: на полный желудок она переносится легче. Здесь есть спортзал, сауна, теннисный стол, библиотека, кинозал. Но народ находится в состоянии возбуждённого ожидания каких-нибудь приключений.

 

На третий день появились первые одинокие льдины. Хоть какое-то разнообразие, ведь два дня кругом была только вода, вода, вода. Все с фотоаппаратами высыпали на палубу.

 

А рано утром на четвёртый день, проснувшись, обнаружили, что уже вошли в лёд. Температура упала, скорость тоже. К обеду проскочили ледяную «кашу» и вошли в зону сплошного льда. Туман рассеялся, видимость хорошая. Встречаются участки льда, которые «Капитан Драницын» преодолевает со второй или третьей попытки. Тем не менее до базы остаётся не так много.

 

За 150 км до цели нашего путешествия работы по эвакуации начинаются. На вертолёте Ка-32 на «СП-2015» доставили такелажное оборудование для подготовки грузов к переносу на ледокол. Туда же доставили и всех журналистов, таким образом впервые в истории дрейфующих станций они смогут увидеть полностью весь процесс демонтажа жилых палаток и научных модулей, то есть часть жизненного цикла «СП» и потом рассказать об этом зрителям и читателям – очень важно привлечь внимание общественности к исследованиям Арктики, ведь многие просто не представляют, что такое «дрейфующая станция. Под объективы телекамер торжественно спускают российский флаг, что означает официальное закрытие станции, и личный состав приступает к сбору палаток. А в это время ледокол продолжает путь к льдине.

 

За ночь погода испортилась, снова опустился туман, хорошо, что ветра нет.

Придя в район дрейфа станции, не можем её найти. Движется ледокол в тумане очень аккуратно, чтобы случайно не расколоть льдину, на которой собирают груз полярники. Изредка «Капитан Драницын» даёт гудок и полярники отвечают: «Слышим вас слева!». Ювелирный поворот громадного корабля - и снова гудок. «Теперь вы справа!».

 

Наконец из тумана появляется станция: палатки, груз, остатки взлётно-посадочной полосы, машущие нам люди. Капитан аккуратно «припарковывает» ледокол к льдине, и весь личный состав отправляется на погрузку. Все, кроме журналистов - они снимают происходящее с борта корабля. Несмотря на то, что с журналистами был проведён инструктаж по правилам поведения на льду, выпускать их «в свободное плавание» страшно – они люди творческие, увлекающиеся, видят мир через объектив фото- и видеокамер, поэтому могут пренебречь собственной безопасностью и угодить в полынью, которых сейчас в районе станции очень много.

 

Пока мы шли к станции, полярники всю ночь снимали палатки, в установке утилизации отходов «Факел» сжигали остатки мусора, паковали груз. Теперь всё это надо переместить на борт ледокола. Через снежницы (скопления талой воды на поверхности льда) проложили доски-мостики и рассортировали груз таким образом, чтобы одновременно могли работать снегоход и вертолёт.

 

К началу работ туман так и не рассеялся. Экипаж вертолёта К-32 буквально творил чудеса, практически «на ощупь» перемещая платформы с грузом на ледокол. Повезло ещё, что нет ветра.

 

К обеду становится понятно, что нужны ещё рабочие руки. По громкой связи объявили о наборе среди журналистов добровольцев грузчиками и такелажниками. Практически никто не отказался. На лёд они уходили как на фронт, оставляя на борту самое ценное - камеры и фотоаппараты.

 

Работа пошла веселее, да и видимость улучшилась. К вечеру весь груз был на борту. Последние снимки чистой льдины – и в обратный путь. Таким образом, сворачивание станции длилось сутки. Весь личный состав, принимавший участие в эвакуации,разошёлся по каютам отдыхать. На следующий день на завтрак явились самые стойкие.

 

На обратном пути все делятся впечатлениями: учёные рассказывают о результатах дрейфа, журналисты и экспедиционщики, сдружившись за время авральных работ, вспоминают эпизоды высадки на лёд.

 

Время пролетело быстро. В Мурманске нас ожидала торжественная встреча, а затем – долгое прощание с вновь приобретёнными друзьями. Сейчас мы разъедемся по своим домам, но две недели, проведённые в экспедиции к Северному полюсу, не пройдут даром – как сказал один из корреспондентов: «Эмоции всех разрывают на части».

Текст: Ирина Орлова
Добавлено 28 апреля 2016
Share