«Барнео»- привал для полярников

Если Вас пригласят съездить на Барнео, о чем Вы в первую очередь подумаете? Возможно, об острове Калимантан (второе название- Борнео), что в Индонезии. Речь же идет о совсем другом месте, может быть о таком же солнечном, но далеко не столь жарком. Так что же такое «Барнео»?


Глядя на глобус, на самом верху его, в Арктике, ближе к полюсу, примерно на 89 градусе (профессионалы называют это место «приполюсным районом Арктического бассейна»), представьте себе маленькую точку. Вот это и есть ледовая база «Барнео». Причем найти ее можно только в апреле в течение месяца, а потом она исчезает бесследно, но ровно через год снова появляется среди пустынных льдов, маленькая и надежная. Здесь сходятся пути лыжников, идущих к точке Северного полюса и возвращающихся обратно, туристов, приезжающих на несколько дней побродить среди торосов. Сюда прилетают ученые со всего света с полным самолетом научного оборудования, здесь спортсмены из разных стран устанавливают всевозможные рекорды. В общем, в апреле жизнь на базе кипит.


Подготовка лагеря начинается в Москве задолго до его открытия. Сначала необходимо получить разрешение у Росавиации на строительство и эксплуатацию ледового аэродрома. После оформления всех необходимых документов по маршруту Диксон — о. Средний — м. Арктический — район полюса вылетают два вертолета Ми-8 для поиска подходящей льдины под строительство взлетно-посадочной̆ полосы (ВПП). При этом летчики используют снимки района, полученные со спутника. Все они люди опытные, поэтому сомневаться в качестве найденной ими льдины не приходилось ни разу.


Параллельно с поиском льдины в Москве готовится груз к сбросу (трактор, бочки с топливом, оборудование для лагеря), который выполняет 224-й отряд военно-транспортной авиации. Как только от руководителя сводного авиаотряда поступят координаты найденной льдины, из Мурманска вылетает самолет Ил-76 с доставленным из Москвы грузом. Десантирование выполняется на парашютных грузовых системах П-7 и ПГС-1000. Кстати, вместе с трактором каждый̆ год производится сброс тракториста. Шутка, конечно. На самом деле тракторист прыгает с парашютом на системе «Тандем» вместе с инструктором вслед за своим трактором, распаковывает его на льду, заводит — и сразу же перетаскивает на нем платформы с топливом. Вот так, как говорится, с места в карьер.


«Отбомбившись» платформами с топливом, Ил-76 уходит в Мурманск, а на голом льду остаются люди и начинают расчищать трактором место для ВПП и будущего лагеря. Когда попадаются ропаки, с которыми не справился «железный конь», приходится работать кайлом. При хороших метеоусловиях дня через два-три аэродром будет готов. Принимает его инспектор Красноярского Управления по надзору на воздушном транспорте, который специально для этого прилетает на льдину.


Самая важная часть работы выполнена — полоса для приема самолетов есть. Руководитель полетов разрешает сделать технический рейс, на котором доставляется необходимое для развертывания лагеря оборудование. В течение года оно хранится в Лонгйире (Шпицберген). За годы существования «Барнео» у нас сложились теплые отношения с администрацией норвежского аэропорта, нам предоставили площади в теплых складах для хранения палаток, снегоходов и т.д.


Следующим рейсом на лед прилетает команда будущего лагеря, и строительство базы начинается. Сначала устанавливается большая кают-компания, чтобы люди могли обогреться и перекусить во время работы на морозе. Если не повезет, и будет дуть ветер, то установка этой палатки может продлиться несколько часов, так как удержать на ветру огромный парус кают-компании, а тем более натянуть его на каркас, не под силу порой всему личному составу, хотя палатки сконструированы таким образом, чтобы их могли легко собирать 2-4 человека. Но, к сожалению, случаются форс-мажорные обстоятельства в виде пурги и шквалистого ветра...


Даже в случае непогоды дней через пять-шесть ледовая база «Барнео» готова к приему гостей. В центре лагеря стоят две кают-компании. Между ними — кухня. На базе работают три повара, способные накормить до 150 человек одновременно. На завтрак можно отведать свежеиспеченных блинчиков со сгущёнкой, молочной каши с ягодами (причем натуральной, не из пакетов), про всевозможную колбасно-сырную нарезку даже говорить не будем. На обед — вкуснейшие супы: грибной̆, харчо, рассольник. На ужин — котлеты, шашлык, плов... Теперь вы понимаете, почему многие побывавшие на «Барнео» передают с оказией̆ приветы именно поварам?


Для гостей у нас предусмотрены десять палаток, персонал лагеря размещается в четырех. Нами разработана уникальная система обогрева палаток воздушными печками. Температуру в помещениях можно легко регулировать от бодрящих +15 до вполне комфортных +20. Лыжники, уходящие на маршрут, предпочитают так называемые «холодные» ночевки, когда палатка не обогревается совсем. Как видите, в лагере к каждому туристу индивидуальный подход! Доктор круглосуточно заботится о здоровом теле каждого находящегося на «Барнео», а экспедиционный̆ лидер с помощниками — о здоровом духе. Поддерживать и то, и другое помогают бар и coffe-station.


Недалеко от основного лагеря находится его город-спутник — место, где размещаются российские ученые со своим оборудованием. Ребята работают на льдине в течение месяца. Когда у них бывает свободное время, то устраиваются лекции для гостей лагеря. К сожалению, это случается не так часто, как хотелось бы.


С другой стороны ВПП стоят палатки летчиков. К ним все особенно любят ходить в гости, включая иностранных туристов. Где еще можно отведать строганины и оленины, сдобренных шутками-прибаутками из лётной жизни? Бывает, остаются там ночевать — кто ж не знает сибирского гостеприимства!


Вообще-то ночи как таковой на «Барнео» не бывает. Круглосуточно прилетают и улетают американские Twin Otter и Hawker, перевозя с объекта на объект ученых (они живут по своему американскому времени). Регулярно садятся Ан- 74, прилетающие со Шпицбергена с туристами, дайверами, лыжниками. Периодически уносятся к Полюсу вертолеты — то надо кого-то высадить на маршрут, то, наоборот, забрать. Когда на «Барнео» гостил князь Монако Альберт II, на льдине одновременно находились три самолета Ан-74, четыре вертолета Ми-8, не считая «мелочи» (парочка Twin Otter). Почти Хитроу. Обслуживают все это хозяйство 14 летчиков, 2 руководителя полетов, 1 доктор, 2 экспедиционных лидера с помощниками, 2 тракториста, 3 повара, инженер и энергетик с небольшой бригадой. Из руководящего состава — начальник базы и начальник сводного авиаотряда. Всего около 50 человек.


В таком виде база функционирует в течение месяца, пропуская через себя 250-300 гостей. К сожалению, не всегда сезон проходит так, как хотелось бы устроителям. Очень часто в отлаженную жизнь лагеря вмешивается погода. Например, в полнолуние, как правило, происходит подвижка льда, что чревато разными неприятностями. Однажды пришлось трижды за месяц строить новую взлетно-посадочную полосу, потому что в том году лед предпочитал трескаться именно на ней. А как-то раз во время ремонта полосы ушел под воду трактор из-за того, что в одном месте лед оказался не слишком крепок. Специально для таких случаев кабину трактора оставляют открытой, чтобы тракторист успел выпрыгнуть. В основном такие ЧП остаются незаметными для гостей, посещающих «Барнео». В этом и состоит профессионализм персонала, работающего на базе.


После того, как туристические программы и научные исследования завершены, все, кто в этом сезоне покорял Арктику, доставлены на материк, российская дрейфующая база «Барнео» прекращает свою работу. Спускаются флаги, разбираются палатки. Все операции проходят в обратном порядке, но как бы в ускоренном темпе: у персонала лагеря есть мощный стимул — возвращение домой после более чем месячного отсутствия. Весь лагерь демонтируется в течение суток, последние часы люди работают без тепла, не делая перерывов на еду, ведь все палатки сняты, посуда упакована. Вот, наконец, на горизонте появляется точка — Ан-74 летит за нами. Последний общий снимок на фоне ставшего родным самолета — и в путь, домой, чтобы через год начать все сначала.


Текст: Ирина Орлова
Добавлено 23 апреля 2014
Share